Интервью Учителя Ван Липина. Москва, 5 июня 2008 г

From ДАОССКИЕ ПРАКТИКИ ВАН ЛИПИНА. ШКОЛА ВИКТОРА СЯО

Jump to: navigation, search

Интервью Учителя Ван Липина. Москва, 5 июня 2008 г


Вопросы к Учителю:


  • Каковы перспективы распространения даосизма в России и есть ли видимые преграды распространению этого учения в стране? В частности, религиозного характера.

Перспективы есть, и перспективы большие. Потому что даосское искусство Яншен (пестование жизни), это не вид религии, и не дело жизни отдельной личности. Объект этого искусства — все люди, оно полезно всем.

То, что я преподаю на своих семинарах, основано на даосских воззрениях «единения неба и человека». Тут нет никаких связей с религией.

И за один такой семинар я почувствовал, что россиянам даосское искусство яншен оказалось интересным. По результатам всего начального этапа видно, что россиянам такой путь самосовершенствования тоже подходит.

Внутренне мир человека независимо от национальности — китаец он или россиянин, в сущности, одинаков. Структура человека, в общем, одинакова. Единственный барьер, который я вижу, это языковой. При обучении на семинаре мы использовали настраивающие движения, и ощущения были замечательные.

В России всё замечательно — и общество, и экологическая среда, и растительный покров — он еще не разрушен, здесь намного больше, чем в Китае, осталось нетронутой природы. Здесь чувствуется сама естественность природной среды.

Учителя Ван Липин (справо) и Виктор Сяо (слево)
  • При обучении даосским практикам, что не понимает европеец, что не осознает, чего ему не хватает? Вы сказали, что языка не хватает, а есть ли ещё какие-то моменты?

Наверное, самая главная трудность для понимания даосских практик заключается в различии концептуальных подходов.

Как я понимаю это различие концептуальных воззрений?

Концепции обусловлены самой природой. Различия в идеях и концепциях возникают оттуда же. Например, большинство китайцев живет в пределах широты от 15 до 55 градусов. Жители этих широт помимо общего для всех жителей Земли воздействий, находятся под влиянием своих специфических особенностей климата, природы, окружающей среды. У них сложилось своё понимание небесных тел и их соотношения с физическим телом человека. Население же России живет в пределах от 50 до 70 градусов северной широты. И под влиянием специфических для этой полосы факторов россияне по-другому ощущают и те же небесные тела, и человеческое тело.

Но эти два разных восприятия, похоже, должны иметь и общие моменты. Они могут постепенно сблизиться посредством какой-либо практики самосовершенствования.

Даосские практики самосовершенствования ведут людей, к пониманию самих себя, несмотря на разницу их концептуальных аппаратов.

  • Вы имеете ввиду какие-то врождённые, унаследованные концептуальные аппараты. Означает ли это, что если россиянин переедет в Китай, то у него поменяется этот аппарат? Или надо, чтобы прошло время, и сменилось несколько поколений?

В этом Вы правы. Потому что в Древнем Китае обнаружили меридианы, и мы знаем, что у людей есть система меридианов. Но когда мы говорим о Земном шаре, то знаем, что кроме меридианов существуют ещё параллели. А до сих пор ещё люди не понимают, что в человеческом теле тоже есть параллели, и они соответствуют широтам.

А если на всё это посмотреть с точки зрения самосовершенствования и оздоровительного Яншен, то если россиянин решил заняться этими китайскими практиками, ему, наверное, это окажется даже легче и быстрее, чем китайцу, поскольку у них в теле та наилучшая параллель, на которой находится «нижнее поле» (необходимое для работы с так называемой пилюлей) соответственно ниже, чем у китайцев. Нам известно, что на земном шаре самая идеальная, самая мистическая параллель находится на 30 градусе северной широты. У россиян в теле эта параллель чуть ниже, чем у китайцев. Соответствие той параллели, что для земного шара составляет 30 градус северной широты, у китайцев находится в нижней части живота. А вот этот российский семинар показал нам, что 30 градус широты в теле россиян находится ниже, чем у китайцев. Поэтому включение у них человеческой орбиты и орбиты небесных тел (т.е. малой и большой орбиты в человеческом теле — прим.), должно быть, происходит быстрее, чем у нас, у китайцев.

Во время интервью Учителя Ван Липина. Москва, 5 июня 2008 г
  • Как европейцу отказаться от привычных благ цивилизации и от различных вредных привычек, таких как курение, алкоголь, лёгких развлечений, от привычного поведения ради благ, которые он, в силу своего воспитания и образования, не может представить?

Мне трудно ответить на этот вопрос, потому что у меня этих привычек нет. Поэтому я не делаю и выводов. Я не курю, с детства не курил и не пил. Нет у меня в этом личного опыта, по которому можно было бы об этом судить.

А так, по китайской привычке во всём соблюдать принцип «ни больше, ни меньше, чем требуется организму», лично я считаю, что немного того или другого не очень-то мешает. Но если много, то будет плохо. Ни в чем не надо переходить границ сверх разумной дозы.

  • Очень часто, когда люди начинают заниматься различными практиками— йогой, экстрасенсорикой, ещё чем-либо другим, и серьёзно занимаются, то со временем их организм начинает сам от чего-то отказываться: от одного, от другого. Здесь вопрос — нужно ли насильно заставлять организм или дать ему возможность отказаться от этих привычек естественным путём?

Можно не насиловать организм. Я говорю это исходя из нашего опыта в Китае, где мы занимались открытым распространением даосской системы Яншен в течение 25 лет. Можно обойтись без этого. Мы, проводя наши семинары по самоусовершенствованию, не требовали от людей, чтобы они отказывались от курения, алкоголя и излишних сексуальных желаний. Но внутренняя практика и закалка всего тела постепенно приводила их к тому, что они начинали следовать естественности, и спонтанно начинали меньше курить, меньше пить. И потом, китайцам вообще свойственно чувство меры.

  • Видимо, пока не они подверглись воздействию рекламы. Я слышала, что в Китае существует очень большая проблема курения молодёжи в возрасте от 11 до 15 лет!

Да, число курящих китайских подростков идёт по нарастающей. У нас это называют «влиянием извне», как с Запада, так и с Востока. Слишком много «передовых» культур проникло в Китай.

Я лично считаю, что передовая наука, кроме того, что привела человечество к хорошему развитию, одновременно нанесла и огромный вред. Развитие современной науки вошло в дисбаланс с развитием самой природы. Негативное влияние современной науки: дети разучились писать; люди перестали знать и понимать свою собственную, родную культуру; из бытовой жизни ушел закономерный режим дня; разрушена экология. Мы ни в коем случае не настроены против современной науки и техники. Проблема в другом: сможем ли мы сделать так, чтобы современные наука и техника развивались в унисон с основными законами природы?

А дети стремятся пробовать всё новое. И они любят подражать взрослым. Видит подросток, как кто-то курит, возникает желание: а, дай-ка, и я покурю. Так и увеличивается их количество.

  • Как Вы относитесь к распространению в России «облегченных» элементов даосской культуры? Популярные книги по Фэн-Шуй, психологические и оздоровительные практики Цигун и т.д. Они способствуют или мешают распространению даосизма?

На нашем семинаре мне удалось визуально ознакомиться с некоторыми книгами. Кое-что приносил Виктор, кое-что другие. Было немало и переводов классиков.

Но мне сначала хотелось бы пояснить немного свои воззрения на классические даосские труды. Даосская классика — это, в первую очередь, всего лишь теоретические обоснования наших практик. На самом же деле, истинное даосское искусство Яншен — это самые сакральные, самые секретные в мире методы самосовершенствования. Они не могли передаваться и распространяться лишь литературным путем.

Систему даосских практик можно подразделить на три части:

  1. «Гун» (или Гунфу) — то, что мы обычно понимаем как мастерство, т.е. работа над переплавкой различных качеств энергии, особые возможности и искусство управления ими.
  2. «Ли» (или Даоли») — теория и принципы системы даосских практик.
  3. «Фа» (или Фанфа) — законы, на которых основаны даосские практики, а также методы обучения и овладения этими практиками.

Всё это передавалось только устным путём и требовало запоминания.

Например, «Гун» в искусстве даосского Яншен. Это то самое, чем каждый из нас ежедневно занимается самостоятельно или в группе, правильно используя методы самосовершенствования.. От каждого требуется, чтобы он при этом действительно работал. Сюда относятся действия психические, ментальные, телесные, а также внутренний духовный настрой. Эта работа приводит в порядок тело и совершенствует человека через взаимодействие между «планетарным космосом» и «космосом тела человека».

А «Ли» — это обобщение взаимодействий между «космосом тела человека» и «планетарным космосом», а также перемен в природе. Это выводы, сделанные на основе практики, направленной на Яншен и на долголетие. Человек совершенствуется, в противостоянии и взаимодействии с природной средой, отсюда и вышли наши методы. Исследования и эксперименты проводились на макро- и микроуровнях. На процессах совершенствования человеческого организма прослеживались реакции человеческой психики, костной структуры, системы меридианов.... Вследствие всего этого, были выведены теоретические обоснования наших практик, некоторые из них можно найти в русском переводе.

Третья часть, «Фа» — законы, на которых основаны даосские практики, и методы, используемые нами в Яншен и в самосовершенствовании. Всё это, как мы уже говорили, передавалось устно и запоминалось, а не излагалось письменно. Почему? Да потому, что такого рода прямая передача не может осуществляться в режиме современных учебных школ. В прямой передаче роль играет все: и мимика учителя, и его жестикуляция, и его эмоциональный настрой. Если бы мы на нашем прошедшем семинаре использовали, например, проектор, то удовлетворительного эффекта от занятий у нас не было бы. Ибо люди не видели бы и не чувствовали бы мимики и эмоциональных выражений учителя, не ощущали бы его «внутренних движений». Древние даосы считали, что коммуникация между людьми происходит не только путем речевого общения. Наше общение происходит и без слов, оно действует на уровне прямого (интуитивного) восприятия, а это — наилучшая «речь».

Эти три аспекта искусства даосских практик Яншен неразделимы. Поэтому многим читателям даосская классика кажется трудной для понимания. В процессе чтения у человека возникает ощущение, что будто бы всё ясно, но затем он осознаёт, что не понимает о чём идёт речь. И только когда есть возможность услышать, как все это объясняет и ведет по-настоящему знающий Учитель, когда за счет практики все эти три аспекта сливаются воедино, только тогда до человека начинает доходить: «Ах, вот оно в чём дело!».

В детстве меня обучали и науке «Каньюй» — это то, что сейчас называют Фэншуем. Мне казалось это очень трудным. Китайская наука «Каньюй» делится на две большие части. С одной стороны, есть целая теоретическая база. Она, конечно, описана в литературе. Но есть и другой, самый важный аспект, опять-таки практический. Когда мы лазали по горам и бродили через реки, учитель учил меня наблюдать за разницей во всяких признаках гор, рек, и долин.

Эта практика и теория делит человека по признакам пяти стихий. Существует пять стихий, и по этому принципу классифицируются и сами люди. Реки, горы и долины тоже делятся по этим же принципам. И поэтому вся основная теоретическая база Канью (Феншуя) — это теория Инь-Ян и Пяти Стихий. Я хоть и не видел тех изданий, которые у вас появились, но я знаю, что это по книгам просто так не выучишь.

  • Способен ли европеец в полной мере овладеть даосскими практиками? Требуется ли адаптация этих практик для России и Европы?

Я могу высказать лишь свое личное мнение. Мы знаем, что в Китае было свое золотое время, эпоха расцвета. Это было тогда, когда в России было ещё совсем мало народа. И традиционные китайские науки, включая даосское учение о Яншен, были созданы в те времена. У нас было много изобретений, которые тогда опередили всё, что было в мире. Потом Китай стал отставать от мирового социального развития, а Россия начала прогрессировать и развиваться. У нас наступила эпоха длительного застоя. Мы надолго застряли на феодальном и полуфеодальном этапе. В Китае не было этапа развития капитализма, поэтому развитие нашей науки и экономики отстало от многих стран на много лет. Это одна из причин, почему русским плохо известна история развития Китая в целом. И взгляды России были обращены больше не на достижения Китая в эпоху его подъема, а на то, что у нас еще было рабство, на все феодальное и полуфеодальное.

Но постепенно и Китай стал прогрессировать. И мир стал вспоминать наше прошлое. Нынешние дети и молодежь Китая тоже мало знают о том богатом опыте в отношении человека и природы, который был накоплен у нас за многие тысячелетия.

Что же нам остается делать? Вот мы приехали и в Россию, пробуем продемонстрировать тут наше древнее искусство Яншен и проверить, как на него реагируют россияне.

Мы, конечно, будем рады, если наши российские ученики приедут в Китай. Мы можем найти у нас место для занятий и вместе посмотреть, чем для них отличаются занятия в китайской среде от занятий в российской, попробуем выявить что-то общее. Похоже, что на нашем семинаре в Москве, нам удалось нащупать кое-какие совпадающие и контактирующие моменты. Мы вам очень благодарны за проявленное к нам внимание и сердечность, понимание, радушие в быту. Мы действительно были окружены дружелюбием, доставившем нам много радости.

  • А мы воспринимаем это как большую честь для нас, как подарок Неба. Есть ли отличия между семинарами по даосским практикам, проводимым Вами в Китае и тем, что Вы провели в Москве? Заметна ли разница между китайскими и российскими учениками?

Главная разница в методах мышления учеников и концептуальных подходах. У китайца отношение примерно такое: поскольку это достояние моего народа, которое мне досталось от предков, я его, само собой разумеется, понимаю. А на самом деле нет. Поэтому у нас на начальном этапе занимаются достаточно недобросовестно, несерьёзно.

А для россиян это что-то свежее, в этом есть новизна. И они очень серьёзно берутся за учёбу. Проявляется разница в отношении к самому предмету.

Наверное, поскольку вы раньше прошли периоды развития капиталистического и социалистического строя, и, в этом отношении, может быть, вы прогрессивнее, чем мы, с нашими феодальными устоями. Я здесь наблюдаю больше самодисциплины. А у китайцев наблюдается крестьянско-феодальная распущенность и лень, и они не так хорошо организованы.

Само же учение мы передаём в том виде, каким оно было 1200 лет назад, ничего не меняя в нём. Россиянам это понравилось, что доставляет нам радость.

  • То есть, вы свои занятия в России ведёте так же, как в Китае, несмотря на то, что мышление и концептуальный подход у людей другой?

Я ничего не меняю. И я стараюсь здесь ещё строже сохранить чистоту предмета и методов, чем я это делаю в Китае, даже в еще более древнем виде традиции. Очень хочется ознакомить людей с древнекитайским искусством Яншен. В этот раз семинар действительно доставил мне много радости.

  • Это Ваш первый визит в Россию. Какие у Вас общие впечатления?

Очень красивая страна — это первое впечатление. Россияне очень дружелюбны и радушны. И между людьми, с которыми мне довелось в этот раз пообщаться, был очень миролюбивый, гармоничный настрой. Не было никаких хлопот, связанных с разницей в языках. 1 июня мы гуляли по улицам и наблюдали празднование Дня защиты детей. Мы видели, как там радовались и дети и взрослые! Меня очень обрадовало, что у вас детскому празднику придается такое большое значение. Я видел, как дети там веселились, непосредственно и от всей души. Мы специально ещё там постояли и посмотрели подольше.

  • Хотя Вы и в первый раз в России, но можно уже надеяться, что не в последний. Нам бы очень хотелось, чтобы Ваш этот приезд оказался началом целой серии таких визитов. Вы видели, как много народу пришло на встречу с Вами в Государственный университет управления. Многие из них с удовольствием приняли бы участие в Ваших занятиях, и надеются, что Вы еще приедете к нам. Большое Вам спасибо!