Последователи

Материал из ДАОССКИЕ ПРАКТИКИ ВАН ЛИПИНА. ШКОЛА ВИКТОРА СЯО

Перейти к: навигация, поиск

Последователи

Ван Липин (в центре) со своими учениками Виктором Сяо и Цинь Лин
Фрагмент обложки документа о принятии в личные ученики к Ван Липину
Фрагмент документа о принятии Виктора Сяо в личные ученики к Ван Липину с подписями и оттисками пальцев Ван Липина и Виктора Сяо. 25 августа 1988 г.
Фрагмент документа о принятии Цинь Лин в личные ученики к Ван Липину с подписями и оттисками пальцев Ван Липина и Цинь Лин. 15 октября 1994 г.
Фрагмент обложки разрешения на передачу искусства Школы Ван Липина
Фрагмент разрешения Виктору Сяо на передачу искусства Школы Учителя Ван Липина с подписью и оттиском пальца Ван Липина
Фрагмент разрешения Цинь Лин на передачу искусства Школы Учителя Ван Липина с подписью и оттиском пальца Ван Липина

Далеко не каждый из посещающих семинары Учителя получает от него разрешение на передачу полученных знаний другим. Такова традиция и таковы условия сохранения чистоты предмета. Личные ученики Ван Липина, Виктор Сяо и Цинь Лин, такое разрешение имеют. Дальше — то, что они захотели рассказать здесь о себе.

Как вы начали заниматься даосскими практиками?

Цинь Лин: Для меня знаковым оказался 1993 г. В марте того года я познакомилась с Виктором. До этого я занималась упрощенным видом тайцзи-цюаня у молодого мастера из Научно-исследовательского института ушу. Он и еще несколько других молодых людей из этого института занимались у Ши Мина. Все они рассказывали о нем, но никто не осмеливался меня к нему отвести. Потому что у того было строгое ограничение: лишь прозанимавшись более 3-х лет, можно было кого-нибудь приводить и представлять. Ну а тот, кто рекомендовал человека, который занимается небрежно, лишался права приводить кого-то еще. Потом, в один прекрасный день, в том же институте на одном из мероприятий я встретила Виктора. Он согласился представить меня своему учителю. Так, благодаря ему, я получила возможность заниматься у мастера Ши Мина. Однажды Виктор рассказал мне об очень опытном уданском даосе Чжоу Цзиньфу, который вернулся в мир из знаменитого даосского монастыря Белых облаков в Пекине. Виктор познакомился и постоянно общался с ним с 1992 г. Они решили вместе организовать редкий курс по даосской практике его направления, т.е. старинной школы Чжун-хэ-гун (Практики срединной гармонии), в котором могли участвовать всего десять человек. Курс был ортодоксально традиционен (при закрытых дверях, в затворничестве — бигуань, по-английски — ритрит) и рассчитан на 60 дней, в течение которых все должны были жить и заниматься вместе. Десять человек были определены, но один не смог приехать, и я получила возможность присоединиться к группе. Чжоу обучал в соответствии с традиционной даосской системой и сказал, что мы будем заниматься так же, как настоящие даосы, в таких же условиях. 60 дней составляют особый цикл в китайских практиках, поэтому и установили такой срок. Была строгая аскеза, и от многого мне было не по себе — в частности, нельзя было мыться, чистить зубы... Самое неприятное было в том, что практически все 24 часа в сутки нужно было заниматься — спать дозволялось лишь урывками. После каждого «сидения» мы, по свежим воспоминаниям, сразу описывали наши ощущения в дневнике и давали учителю на проверку. Сейчас я понимаю, что тогда пережила много интересного, но в то время было очень тяжело. Мы не высыпались, постоянно было очень больно, сидели в основном в позе лотоса. Всегда хотелось есть, потому что, в соответствии с даосской системой, еда готовилась только на шестерых, и при этом все было вегетарианское. И все же было необыкновенно интересно. Меня поддерживало осознание того, какой невероятно сложной, глубокой и богатой оказалась традиционная китайская культура. Чжоу много рассказывал о вещах, которые тогда мне были непонятны. Он говорил на своем диалекте, да еще на старокитайском языке. Когда я жаловалась, что не понимаю, о чем идет речь, он не верил и говорил, что такого не может быть. Много позднее я смогла по-настоящему постичь, насколько все это было ценным и уникальным. С Чжоу Цзиньфу мы дружим до сих пор. Осенью того же года набирал группу и Ван Липин — и я до сих пор благодарна судьбе, что мне удалось, уже познакомившись с серьезной школой, попасть на его семинары.

Что вы чувствовали после этого 60-дневного курса?

Цинь Лин: Изменения оказались существенными. С 12-ти лет у меня были проблемы с сердцем. Во время этих практик пришлось пережить много болезненных ощущений: беспокоило не столько сердце, сколько суставы — колени болели страшно. После долгих сидений я с трудом даже не ходила, а ковыляла. Надо мной посмеивались, говорили, что я преувеличиваю страдания — но иначе передвигаться я попросту не могла. И не потому, что мне так сложно было сидеть в позе лотоса. Проблемы были в моих коленях. Это сердце давало о себе знать. Да и ниже колен с ногами тоже было не все в порядке. Я бы и хотела не мучиться, но мастер требовал, чтобы мы сидели в позе лотоса. Когда учитель видел, что мы начинали засыпать, он сразу нас тормошил и заставлял продолжать работать. Усаживая нас, буквально вставал нам на колени и, прижимая их, тянул за корпус вверх. Поначалу это казалось диким. Но после семинара у меня уже ничего не болело, даже сердце перестало беспокоить. Я на собственном опыте познала незаметные и невообразимые связи между внутренними органами и суставами. А в книгах об этом не пишут.

Расскажите о первой встрече с Ван Липином. Какой он в жизни?

Цинь Лин: Я познакомилась с ним весной 1994 г. в Пекине, когда впервые приняла участие в его семинаре. Виктор был знаком с Ван Липином еще с середины 80-х годов, а с 88-го побывал уже на нескольких его семинарах и много о нем рассказывал. Я до встречи с Ван Липином читала его жизнеописание, просматривала конспекты и видеозаписи, да и многие друзья рассказывали об этом человеке. Во время семинара я подала ему записку о том, что мы с Виктором поженились и мечтаем о ребенке — было принято подавать записки на интересующую тему. Ван Липин ничего не сказал, улыбнулся, забрал записку и ушел. Совпадение, или… — но вскоре ребенок у нас появился. Наши друзья, специалисты по Книге перемен, иногда развлекаются гаданиями — и они утверждают, что происхождение этого ребенка не совсем обыкновенное. Поэтому возможно и то, что Ван Липин по-своему принял в этом участие. Тем более что о нем ходит молва, будто немало бездетных, стоило им об этом заявить, будто случайно становились родителями. В быту Ван Липин прост и приветлив, как любой крестьянин. Не кичится тем, что он — представитель даосской школы и уважаемый мастер. Поэтому ученики общаются с ним как с близким человеком, другом, без особых церемоний. Но, как человек не от мира сего, он бывает и совершенно непредсказуем. В таких случаях единственный выход — принимать его таким, какой он есть.

Где, когда и как занимаетесь этими практиками вы сами?

Цинь Лин: Виктор начал посещать семинары Ван Липина с 1988 г., а я — с 1994-го. Помимо этого, мы собираемся раз в неделю с единомышленниками и проводим занятия вместе, а также практикуем, каждый самостоятельно, дома. Именно в постоянной автономной работе и заключается залог прогресса. После того, как Ван Липин прекратил вести групповые семинары, мы продолжали поддерживать с ним связь по телефону — получали разъяснения по непонятным вопросам, а также множество полезных советов. Порой в Пекин приезжал один из давних его учеников, и мы вместе организовывали небольшие семинары с его участием. Иногда я ездила на его занятия в провинцию. После выхода Учителя на пенсию мы стали опять встречаться с ним, восстановилась довольно тесная связь. Так как мы — его личные ученики, официально получившие разрешение на проведение семинаров и передачу даосского искусства, Учитель активно поощряет и поддерживает все наши начинания. Виктор специализируется на углубленном изучении и преподавании тайцзи-цюаня, а проведение даосских практик постепенно перешло ко мне, и за эти годы я накопила некий опыт. Виктор до сих пор занимался ими больше для себя. Кроме как Учителю, он отказывается переводить в группах иностранцев, ибо загружен работой. Помимо России, я веду занятия и в Германии. Каждый свой семинар я провожу с разрешения и поощрения Учителя, поддерживая с ним контакт по телефону. Он следит за ходом моих занятий, отвечает на вопросы и дает свои советы.

Сообщите о нас друзьям в Вашей социальной сети и мы будем БЕЗМЕРНО рады!


©  Студия Тайцзи Виктора Сяо, 2008—2018
Все права защищены. При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.